Когда исчезнет нарзан?

Не так давно мы уже предоставляли на ваш суд беседы с заведующей экологическим отделом администрации Инной Германовной Зекеевой и кандидатом биологических наук Алексеем Алексеевичем Никулиным, членом общественного экологического совета, где вы могли познакомиться с их взглядами на озеленение нашего города. Однако, мы не оставляем эту тему, на этот раз решив пообщаться с гидрогеологом и экологом, долго проработавшим в системе эксплуатации и охраны природных лечебных ресурсов КМВ Владимиром Леопольдовичем Супруненко. Что из этого вышло – читайте в нашем материале.

— В декабре прошлого года на публичных слушаниях по генплану было представлено Ваше письменное заключение, где были указаны недочеты проекта. С какими предложениями Вы выступали, подразумевает ли новый проект какие-либо мероприятия по сохранению бальнеологической составляющей курорта?

— Концепция генплана и сам проект принципиально противоречат основным условиям сохранения, развития и существования федерального бальнеологического курорта, основным назначением которого является реабилитация и профилактика заболеваний сердечно-сосудистой системы граждан России на базе природных гидроминеральных и ландшафтно-климатических ресурсов.

Именно для Кисловодского курорта с его уже запредельной антропогенной нагрузкой, котловинным рельефом и штилевым климатом, крайне ограниченной перспективой развития коммунальной инфраструктуры, предложенное экстенсивное (с фрагментарной внутригородской реконструкцией) развитие является смертельно опасным. Опасно само понятие «развитие». В мировой практике генпланы на курорты, тем более, федерального значения, вообще не составляются, а на обычные поселения — раз в 25 лет (а не корректировки каждые 5-7 лет, как на КМВ). Определять проект генплана Кисловодска как пилотный для курортов КМВ в целях превращения их «в туристические курорты мирового значения» — значит не понимать главное назначение уникального и единственного в мире курортного региона такого масштаба и таких лечебных возможностей. При этом вызывает недоумение абсолютная дезориентация в этом вопросе со стороны не только муниципальной, но и центральной власти, так любовно опекающей Кисловодск. Совершенно не проанализированы уже давно исчерпанные возможности Объединенных очистных сооружений КМВ, принимающих стоки не только всех городов региона, но и, в том числе, Мало-Карачаевского района.

Проект разработан с использованием общих Градостроительных СНиПов, без учета уникальной специфики Кисловодского курорта. В этом контексте основной претензией к разработчикам является отсутствие Государственной экологической специализированной экспертизы с соответствующей ответственностью за результаты такой экспертизы. Как должно быть известно проектантам, на территории с особым режимом природопользования такая экспертиза обязательна (Постановление Пр-ва РФ №1008 от 27.12.2000г.). Более того, экспертиза генплана возможна только после предварительной оценки реального эколого-санитарного состояния, выполненной на Федеральном уровне. Публичные слушания в Общественной палате Ставропольского края без привлечения региональных специалистов, экологов, курортологов, медиков не могут являться основанием для принятия  проекта генплана.

В проектных материалах отсутствует не только упомянутая оценка эколого-санитарной обстановки, но и такая обязательная работа, как сопряженный анализ этой обстановки и проектных решений с состоянием области распространения углекислых минеральных вод и условий их залегания. В Кисловодске полностью искоренили такое понятие, как сбалансированная система эксплуатации минеральных вод, предполагающая единого недропользователя. Об этом в 1983 году было выдано категорическое указание Госгортехнадзора СССР, запрещающего бурение скважин на северном фланге месторождения.

Считаю, что муниципальная власть», увлекаясь новациями должна понимать всю меру ответственности за судьбу федерального лечебного курорта  и решать городские вопросы с учётом региональной взаимосвязи и единства проблем курортов КМВ. Затевать преобразования без этого крайне опасно для будущего курортного региона. Следует отметить, что ни один зарубежный курорт лечебного профиля за всю историю своего существования не претерпел никаких структурных изменений в отличие от курортов КМВ.

Ещё раз повторюсь — прежде всего, необходимо провести на федеральном уровне оценку реального состояния, наметить перечень санитарно-оздоровительных мероприятий, реализовать их и только потом решать вопросы качественного развития курорта.

Предполагается расширить границы Кисловодска за счет близлежащих земель. Повлияет ли это на подземные воды? Рационально ли вообще подобное расширение городских границ?

— Предлагаемые проектом различные функциональные зоны располагаются на чистых, экологически фоновых территориях, собственно и поддерживающих уникальность лечебных ландшафтно-климатических достоинств курорта. При этом, практически все новации привязаны к южным,  юго-восточным и  юго-западным   территориям, являющимся естественной областью питания не только Кисловодского месторождения минеральных вод, но и, учитывая доказанную гидродинамическую связь всех месторождений КМВ, как единого артезианского бассейна, областью питания всех месторождений минеральных вод региона. Любое вмешательство в геологическую среду в этих районах чревато изменением общей гидродинамической обстановки в подземных водах – главном лечебном ресурсе санаторно-курортного комплекса курортов КМВ, а значит угрозой потери, или снижения лечебных перспектив курорта.

При этом, непонятна судьба почти 10 поселков-саттелитов вокруг Кисловодска, ныне являющихся серьезными источниками загрязнения природной среды курорта и ранее (в 80-х годах), краевыми и правительственными распоряжениями предполагаемых к выводу за пределы курорта. Заложенная в проект стабилизация демографической составляющей на фоне таких масштабных преобразований является не более, чем иллюзией. Механический рост населения неминуем (причем на фоне естественной убыли местного населения). А зеленый каркас, или зеленое кольцо маловероятны с таким активным развитием туристско-игрового кластера, жилого строительства и пр.. Печальный опыт подобных новаций давно доказал полное забвение экологической составляющей на фоне приоритета потенциальных сверхприбылей.

Как Вы считаете, в чем корень экологических и курортоохранных проблем городов КМВ?

— С упразднением в начале нулевых годов Администрации КМВ была полностью разрушена вертикаль власти в регионе КМВ.  В пределах утвержденного правительством РФ округа санитарной охраны появилось, по сути, 8 удельных княжеств (муниципальных районов) со своими собственными понятиями о деятельности курортов, со своими правилами, ничего общего не имеющими с идеей сохранения федеральных лечебных курортов для государства и грубо игнорирующими действующее курортоохранное законодательство. Надзорные службы вообще потеряли представление об охране лечебно-рекреационного потенциала курортов, о приоритетах лечебной сущности курортов. Краевое правительство спускает планы строительства жилого фонда, нимало не заботясь о необходимом лимите демографической составляющей

Все чаще вместо слов о лечении фигурирует такое слово как «туризм». Что это означает? Своеобразную расписку в том, что бальнеологические курорты КМВ мы уже фактически потеряли?

— Предложенная «Концепция многофункционального туристско-рекреационного центра мирового уровня» еще 20-25 лет назад, в период разработок ГИПРОГОРОм, ТерКСООП и «Проекта районной планировки курортов КМВ», была бы квалифицирована как «записки сумасшедшего». Не туристско-рекреационный, а лечебно-рекреационный – вот истинное назначение этого уникального курорта, определенное еще Правительством Советского Союза. Туризм – только выездной (или экологический) – на этом, в том числе, и основывалась реабилитационная функция курорта. Любую из предложенных настоящим проектом новаций — удвоение площади городских границ, развитие туристического и медицинского кластеров, игорных зон, создание новых селитебных зон по периметру курорта, неминуемо сопряженных с угрожающей демографической и техногенной нагрузкой, определили бы как приговор курорту.

— Оправдано ли создание в нашем регионе так называемого медицинского кластера, ведь многие общественники выступают против данной инициативы? Не создаст ли это дополнительную антропогенную нагрузку в зоне формирования нарзанных источников?

— Один из крайне болезненных для Кисловодска вопросов – предполагаемое размещение на окраине города крупнейшего медицинского кластера. Лукавая оговорка о том, что площадка для этих целей выделена не в Ставропольском крае, а в Мало-Карачаевском районе (а, по сути, впритык к Кисловодску) не спасет курорт от кратно возросшей техногенной нагрузки в случае реализации этого проекта. Три клиники, медицинский университет с клиникой, и научно-исследовательским центром и фармфабрикой, 16-18 тысяч населения 2-3 тысячи единиц автотранспорта жилье, коммунальная инфраструктура и многое другое — то есть малый город. Для Кисловодского курорта, с его замкнутым котловинным рельефом и исчерпанными коммунальными возможностями это может оказаться катастрофой. В этой ситуации, по всем нормативным требованиям необходима предварительная Государственная экологическая экспертиза этого объекта, сопряженная с оценкой .реального состояния Кисловодского курорта. В целом же, учитывая современные возможности санаторно-курортных учреждений  региона КМВ, необходимость в кластере попросту отпадает. А для кластера места в СКФО хватает.

Но главное, что размещение медкластера на данном участке, ставит жирный крест на будущем этого, в высшей степени экологически уязвимого курорта. Котловинный характер рельефа, штилевой характер климата и застойные явления воздушного бассейна, неглубокое залегание минеральных вод сами по себе создают предпосылки для устойчивого их загрязнения, как, впрочем, и других компонентов природной среды. С учетом суммарного техногенного воздействия города и медкластера (а, по сути, еще одного города), плюс принятие проекта губительного генплана Кисловодска, могут полностью обесценить лечебную сущность этого уникального бальнеологического и климатического курорта. О бессмысленности затраченных миллиардов на эту, безграмотную затею, говорить вообще не приходится.

Кавказские Минеральные Воды нуждаются не столько в кластере, или в новом законе, сколько в «скорой помощи» Государства.

— Многие говорят о том, что необходимо выделить Кавминводы в отдельный регион с собственной системой управления. Реальна ли такая инициатива и сможет ли она спасти курортные города?

— Восстановление Администрации Кавказских Минеральных Вод (или Дирекции КМВ, как было раньше) федерального подчинения, а еще лучше выделение КМВ как самостоятельного административного образования федерального подчинения с общественно-государственным управлением – это единственно возможный вариант спасения и сохранения курортов КМВ. Преступная идея создания агломерации КМВ со столицей в Пятигорске – это полное разрушение двухсотлетней естественной структуры уникального лечебного региона и основы его существования.

— Часто в новостных лентах всплывают сообщения с прогнозами экспертов, мол, мировых нефтяных запасов хватит еще на столько-то лет. Можно ли дать примерный прогноз на то, когда нарзанные источники иссякнут, если не поменяется политика по их «сохранению»?

— В нынешней ситуации прогноз предельно неблагоприятный. Следует отметить, что минеральные воды Кисловодска и курортов КМВ, в целом, ресурс восполняемый. Пока существуют осадки – будут и подземные воды. Однако, угроза их гидродинамической, гидрохимической, качественной и количественной характеристике, необходимой для использования в лечебных целях, чрезвычайно велика,  именно в силу гипертрофированной антропогенной (техногенной) ситуации в местах залегания этих вод. Именно для целей сохранения этого уникального богатства в 1985 году и был составлен первый в стране «Проект округа санитарной охраны курортов КМВ», утвержденный Правительством Российской Федерации. И сейчас, именно этот основополагающий документ подвергается ревизии. Документ, которым определен регламент санитарно-экологической обстановки, необходимый для устойчивого сохранения гидроминеральных ресурсов и курортной среды в целом.

Кавказские Минеральные Воды – единственный в мире и самый эффективный лечебный регион такого масштаба  и разнообразия гидроминеральных лечебных ресурсов. Нынешнее беспардонное вмешательство в его пока живой организм недопустимо.

Записал Антон Массовер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − пять =