Они и мы

Эту статью меня побудило написать вовсе не широко рекламируемое противостояние России и Запада. Несмотря грозные заявления нашей элиты  и появления множества «патриотических»  статей в прессе, никакого противостояния нет. Мы давно являемся сырьевым придатком Запада  и находимся под его финансовым контролем. Никакого суверенитета у нас тоже нет. Все решения нашего правительства одобряются или инициируются с Запада.

Сейчас меня интересуют не следствия, но причины. Причины того, как после двух с половиной десятилетий россияне оказались в таком состоянии как сейчас. Как после того, что нам обещали сначала улучшения социализма, а затем скорого (через десять месяцев) построения швейцарской модели социального государства, советский народ испытал распад СССР (несмотря на результаты референдума), а затем и скатывания с вершины экономического и социального могущества в бездну третьесортных африканских государств.

Меня интересует эволюция двух антагонистических позиций: капитализма и социализма. Чем принципиально отличаются эти две  общественные формации. Судя по заявлению представителя МИДа Марии Захаровой все очень просто. Одни одеты в хорошие и дорогие костюмы, на лице важное выражение, а в кармане звякают монеты. Они позволяют себе летать на самолетах за границу и осматривать достопримечательности. У других нет костюмов, и в кармане ничего не звякает. Но они возомнили о себе неизвестно что и тоже хотят полететь или поехать для того, чтобы якобы полюбоваться достопримечательностями, в которых они ничего не понимают (по причине недостатка образования). Разумеется, вторые мешают первым. Поэтому надо вторым вообще запретить посещать заграницу, чтобы не позорить русских и не мешать первым в их наслаждением красотами высокой цивилизации.

Представители западной цивилизации на протяжении всего советского периода жизни нашей страны упрекали советское правительство и лидеров большевистской партии в том, что они отходят от «единственно правильных и универсальных» законов экономического развития. Что же это за законы?

Давайте рассмотрим на примерах. Предположим, живет крестьянин со своей семьей. Он ведет своё хозяйство, обеспечивая себя куском хлеба и крышей над головой. Он работает один или с членами своей семьи. В зависимости от доставшегося ему по наследству имущества, от количества и качества принадлежащий ему земли, от количества детей и здоровья он может быть более или менее богат. При складывании всех благоприятных обстоятельств, плюс старательность к работе, он может купить себе более совершенные средства производства и скот и становится зажиточным. Но его денежное состояние еще ничего не говорит об изменение его идеологии. Он остается просто сельским тружеником. Изменения начинаются с того момента, когда он для производства работ нанимает себе других крестьян, которым не так повезло. У них то-ли детей мало было, то-ли здоровье подвело. С работниками богатый крестьянин может полностью отойти от непосредственного труда и заняться только управленческой деятельностью. И первая проблема, которая встанет перед ним –  как делить тот добавочный продукт, который получается в результате труда его батраков. Во первых, он владелец земли, во вторых он владелец средств производства, в третьих он как бы начальник (управленец), который по должности рассчитывает получить больше простых рабочих. И наконец, есть мотив расширения производства, приобретения новых сеялок,  тракторов и молотилок. Добавим сюда его деятельность в качестве продавца продукции. А при продаже, «как говорит наш любимый шеф» всегда обманывают. Конечно, если наш крестьянин исключительно честен, то обмана не будет, как не будет его и при расплате со своими рабочими. Это возможно, то с точки зрения либеральной философии чрезвычайно редкий случай, поскольку современный человек еще живет в рамках примитивных ценностей. То есть, при расчете с рабочими и при продаже товара наш крестьянин, превратившись в кулака (поскольку он использует наемный труд) обманывает «контрагента» и тем самым незаслуженно присваивает себе часть оплаты, которая называется в данном случае «прибавочной стоимостью».

Перед вами изложена популярная версия возникновения капитализма из крестьянской среды. Та же фабула существует и для производственной среды, и из чисто торговых или финансовых отношений. Во всех случаях фигурирует некоторые благоприятные условия, начальный капитал и обязательный обман. Накопление капитала за счет мошеннического прибавления стоимости (денег) – неприглядный факт, и для оправдания капитализма сразу возникли придворные теоретики, которые начали подводить под него «научную» базу. Так возникло философское течение, называемое либерализмом. Дети первоначальных и последующих капиталистов, а также дети кормящегося возле них персонала учатся в хороших учебных заведениях, а затем их устраивают, по знакомству или родственным связям на «хорошую работу» требующую минимум знаний при максимуме зарплаты. У них рождались тоже дети, которые повторяли «карьеру» родителей. И иногда они, презрительно поглядывая на «копошащийся около их ног народ» начинают рассуждать как Мария Захарова, или как депутат Госдумы от ЕР Александр Максимов, который заявил, что чиновники заслуживают дорогие автомобили и прочую роскошь, поскольку они «состоявшиеся и успешные люди», и что россияне «ненавидят богатых, умных и образованных людей».

Во всех этих случаях капиталиста, его детей или его «прислужников» оправдывают тем, что он только за счет своих природных данных вырвался вперед и, при «прочих равных условия» законно занял место у «вершины пирамиды». Как мы увидели на примере с крестьянином это не так. Никаких равных условий не существует. Образование сейчас зависит от того, в какой заграничный университет попадает претендент и какие деньги за это платят. Ум часто путают с хитростью и стремлением к наживе. А о моральных качествах господина Максимова говорить не приходится. Они сравнимы разве только с качествами госпожи Захаровой.

В какой бы стране не развивался капитализм, он всегда связан с первоначальной наживой и к выгоде одних за счет других. Деньги не могут возникнуть сами собой, оттого что кто-то очень умный (хитрый) и их очень хочет. К тому же роль малого бизнеса в мире монополистического капитала и сверх-больших кампаний резко убывает.

Основная парадигма капитализма и обслуживающего его  либерализма заключается в постулате, что западные ценности и капиталистическая экономика является универсальной и представляется как единственно правильная. При этом «за уши» притягивается факт, что мол, были попытки от нее отойти, например СССР, но все они обрушились, стало быть другие экономики заранее обречены на провал. Для возражения по этому поводу заметим, что смена государственных формаций не происходит одномоментно.  Буржуазные революции против феодализма тоже происходили неоднократно в одних и тех же странах и не сразу приводили к успеху.

Что касается попытки установления справедливого социального строя в России, то он изначально проходил в условиях далеких от постулатов теории Маркса, возникших в Германии – стране развитого капитализма, в середине позапрошлого века. Идеи Маркса, в основном, сводились к простой аксиоме: поскольку «умыкнуть» большую часть прибавочной стоимости можно у нанимаемых рабочих или батраков, а основой найма является средства производства находящиеся в личном пользовании у эксплуататора, то  нужно закрепить за государством право на средства производства. Тогда рабочие, а в нашем случае и все остальные наёмные персоны будут государственными служащими. А социальное государство будет следить за справедливым  распределением прибавочной стоимости. Так, или почти так было в нашем социалистическом государстве СССР, пока наши потенциальные олигархи не разобрали народную собственность по карманам, показав всему миру как образуются первоначальные капиталистические накопления.

Одновременно с этим они обратились за помощью к западному капиталистическому миру, у которого опыт и достижения СССР было как «бельмо на глазу». И он помог им созданными для этой цели россказнями (черными мифами), которые спекулировали на многочисленных проблемах становления советского государства. А оно было действительно очень сложным и противоречивым. Во первых оно происходило в крестьянской стране, во вторых революция произошла не в развитом буржуазном государстве, а практически в феодальном, В третьих революция произошла только в одной стране, а не в мировом формате, как предсказывал Маркс. В четвертых молодая страна жила или в войне, или в ожидании внешней агрессии. В пятых в течении первого десятилетия экономика страны находилась в плачевном состоянии из-за разрушений в гражданскую войну. В шестых поиски нужного пути развития рождались в жестоких баталиях различных позиций и групп. В седьмых для молодого государства не хватало квалифицированных кадров из числа большевиков. В восьмых сторонники альтернативного пути развития постоянно оказывали сопротивление, что было недопустимо в условиях дефицита времени для подготовки к отражению внешней агрессии. В девятых после человеческих потерь в Великую Отечественную войну в сложившейся командно – административной  системе возник дефицит квалифицированных большевистских кадров, что повлияло на низкий уровень принятия решений. Вдобавок страна нуждалась в реформе, разделяющей государственные и партийные органы. Смерть Сталина помешала ему это сделать.

Сегодня эти сложные моменты мучительного становления первого в мире справедливого государства стараются осмеять, оспорить или оболгать Захаровы и Максимовы, которые представляют великого Ленина террористом и заговорщиком по кличке «старик», а превращение страны Советов из отсталой и аграрной в могучую космическую державу стараются очернить страданиями невинной Зулейхи.  Поневоле вспомнишь известную песню Высотского про правду и ложь. Но есть все основания полагать, что сам бард на заре перестройки их перепутал и правду принял за ложь. Ведь их так просто перепутать.

Раткин С.А.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + тринадцать =