Сладкий патриотизм

Великий могучий русский язык! Бесконечное обилие синонимов и антонимов делает его идеально гибким и пригодным для высказывания самых витиеватых мыслей. Можно сказать то, что ты говорить не хочешь, а можно выразить то, что ты имеешь в виду, но не хочешь показать, что ты это знаешь. Можно сказать «изменение конституции», а можно сказать «поправки», можно сказать «референдум», а можно «народное голосование за уже принятые поправки», можно сказать «карантин», а можно «самоизоляция». Можно сказать, что ВВП падает, а можно сказать, что «он испытывает отрицательный рост». Раздолье для дипломатов и специалистов по общению с прессой. Но самое главное, можно публично «сморозить» неадекватность, а потом PR специалисты, со всех сторон изучая её, поразят всех глубиной высказанной мысли.

Пресловутая «национальная идея» российского народа, выплывшая недавно на информационную поверхность, является спасительным кругом для победы над коронвирусом. Без неё, без сплочения всех под одним флагом ЕР, без союза рабочих и олигархов перед страшным «иностранным агентом» мы бессильны. Теперь, после обнародования «национальной идеи», начинаешь понимать, отчего у нас в стране последнее время сплошные напасти. Просто двадцать лет мы были «национально безыдейные». Теперь все пойдет как по маслу. Теперь, когда наконец идея выдвинута нам ничего не страшно, потому что светлый путь лежит перед нами к нашему сверкающему будущему. Чтобы с него не сбиться нельзя забывать, что компасом по этому светлому пути является «патриотизм», но не «затхлый», а «сладкий». И тогда нам никакие печенеги или половцы не страшны.

С патриотизмом связывают любовь и преданность к стране в которой живешь и гордость за неё, за её свершения и значимость в мировом масштабе. Любить, как известно, нельзя по приказу или за деньги. Вы конечно помните советскую песню про патриотизм: «С чего начинается Родина – с картинки в твоем букваре…».   Патриотизм не падает сверху на голову по чьему- то приказу. Он впитывается с детства. Сначала на картинках, потом на «светлых легендах, мифах». Патриот России помнит и чтит трех сказочных богатырей, спасающих нашу землю от злодеев. Он гордится также чередой знаменитых россиян, прославивших Родину. Он знает Ломоносова, Черепанова, Кулибина, Менделеева…, Фадеева, Горького, Маяковского и многих других российских ученых, писателей и поэтов. Он помнит также героев России и Советского Союза: Ивана Сусанина, Александра Невского, Чапаева, Фрунзе, Щорса, Котовского, Чкалова, ребят из оккупированной фашистами Шепетовки (Молодая Гвардия), Павку Корчагина, Зою Космодемьянскую, Александра Матросова, Алексея Маресьева и многих других героев. Эти «светлые легенды» имеющие в своей основе реальных персонажей и реальные события создают образ великой и могучей страны, которой можно и нужно гордиться. Описанная выше подборка светлых легенд для компаса российского патриотизма не абсолютна, а зависит от его «вкусового ощущения». По мнению нашей элиты этот патриотизм «затхлый». Почему? Потому что существуют другие «мифы» и персонажи более подходящие для формирования «сладкого патриотизма».

Рассмотрим концепцию «сладкого патриотизма». Для нее нужны персонажи «светлых легенд». Не будешь же народ взывать к патриотизму, если забота о нем сводится к поддержанию минимальной зарплаты в 12 136 рублей. Нужны «светлые герои». Один из таких персонажей, одобряемых нашей элитой и представляемый «героем нашего времени» (эдакий либеральный Илья Муромец) —  Герман Греф. Именно на таких героях рекомендуется воспитывать разновидность любви к РФ – «сладкий патриотизм». (Правда этот рецепт не касается большинство наших депутатов, имеющих виллы и семью за рубежом). Для объективности информации отвлечемся от статуса нашего современного Добрыни Никитича (он же Илья Муромец) в иерархии административной власти РФ. Пусть тот факт, что он является президентом Сбербанка РФ не принимается в расчет, все равно назвать его российским можно лишь с большой натяжкой, поскольку более 50% его акционеров американцы, а порядка 30% — англичане. Будем считать господина Грефа как «рядового» россиянина, (но, разумеется не простолюдина!) пропагандирующего свои патриотические идеи. Отличный образ «Алеши Поповича» (он же Добрыня Никитич) как образец героев «светлого мифа сладкого патриотизма». Вот одно из его высказываний: «Государство меняет свой облик. Оно будет очень удобным  для граждан. Оно становится незаметным для граждан. Государство может быть в кармане, и оно будет в кармане».

Замечательная мысль: «Государство в кармане». Правда, непонятно в чьем. И для каких граждан государство удобно? Для тех, которые получают на рубль больше прожиточного минимума? Но у либерального «Ильи Муромца» — героя нашего времени, создающего ореол «светлого мифа сладкого патриотизма» это мысль далеко не единственная. На Петербургском международном экономическом форуме 22.06.2012 он обрушился на международное сообщество, сидящее в зале, в связи с тем, что оно неправильно понимает цели образования. По его мнению, глубокое и современное всеобщее образование очень вредно для мирового прогресса. В этом случае образованный народ будет ясно осознавать свои права и будет претендовать на участие в процессе принятия решений. Все это затруднит власти процесс манипулирования массами. Поэтому нельзя снимать «пелену» с глаз миллионов людей. Массам «не полагается» давать качественное образование. Они должны получать только «препарированную» информацию через правительственные СМИ.

Еще один перл нашего Алеши Поповича: «Найти человека очень креативного с системным мышлением очень сложно. Из семи миллиардов человек шесть миллиардов будет отсеяно». Для некреативного читателя не обладающего системным мышлением, расшифруем эту «глубокую» мысль «зеркала российской элиты». На Земле сейчас живут более семи миллиардов человек. Современный Добрыня Никитич собрался «отсеивать» по крестьянски с размахом. Шесть миллиардов из населения Земли – за борт. Куда? Отселить, они лишние. Ну, то что мы лишние и пользуемся воздухом, водой и объедаем «золотой миллиард» это понятно. Но себя – то он наверняка записал в «креативные и системные» и собирается остаться на Земле. Интересно, читал ли он Герберта Уэлса «Машина времени» и знает ли он чем питались оставшиеся на Земле труженики обслуживающие «золотой миллиард».

Конечно кроме нашего легендарно — либерального чудо богатыря, героя современной российской эпохи есть и другие личности, с кого предлагается брать пример и на кого следует равняться претворяя в жизнь идею сладкого патриотизма, поскольку тот другой старый патриотизм нам не подходит – он якобы «затхлый». Взять хотя бы Солженицына с великолепной светлой легендой, в которой правда не сказано что он был сексотом в заключении и поэтому находился на усиленном продовольственном пайке и ласковом обращении. Или Ельцин, который ратовал за улучшение социализма, но кончил как разрушитель. Который обещал лечь на рельсы, но так и не лег. Который уничтожил СССР. И которому сейчас усиленно строят дворцы памяти по всей стране. Чубайс, который изо всех сил безрезультатно забивает последний гвоздь в крышку коммунизма. Он  успешно осваивает деньги себе в карман под крышей нанотехнологий. Есть и другие герои, которых поспешили увековечить в настенной мозаике в новой церкви памяти жертвам войны. Впрочем, мозаичный портрет главнокомандующего в Великой Отечественной войне Иосифа Виссарионовича Сталина было там как нельзя более кстати, но его также сняли во избежании быть неправильно понятыми.

Подытожим основные подвиги нашего либерал героя современного Ильи Муромца, который не покладая рук трудится во имя РФ, и поэтому заслуживает того, чтобы его светлая легенда осталась  в веках в истории России для формирования «сладкого патриотизма» у простолюдинов. Во первых, он считает, что государство должно быть у него в кармане. Во вторых он думает, что население Земли надо сократить, и всех «некреативных» переселить на Марс, ибо они поглощают ресурсы необходимые для «устойчивого развития» «золотого миллиарда».  Сам он на Марс не хочет.  И в третьих он полагает, что всеми некреативными россиянами (а их в РФ 90%) надо управлять при помощи манипуляции их сознанием, для того, чтобы они вели себя тихо, как полагается патриотам, и делали то, что им прикажут креативные россияне — элита. Последнее его убеждение не ново. Это общеизвестный принцип управления массами, а именно «простолюдинами». Недавно он случайно вырвался у Захаровой в её известном высказывании: «Зачем бедные россияне «прутся» за границу? Они плохо одеты, к кармане у них мало денег. Они просто мешают элите любоваться «загран-красотами». Но совсем недавно это мнение было подтвержено официально. По инициативе Минюста, российский официальный документооборот пополнится термином «простолюдин». В министерстве подчеркнули, что никакой особой дискриминации простолюдинов не будет, но будут некоторые особенности в регулировании жизнедеятельности этих граждан. В частности, для простолюдинов будет ограничение для посещения зарубежных стран.

Одним из самых пробивных аргументов демократов против тоталитарной системы было то, что при демократии все принимают участие в управлении страной, а при тоталитарном режиме управляет малая группа, которая заставляет весь прочий народ подчиняться под давлением силы.  В этой интенции заключены два искажения действительности. Первое: государство управляющее страной может иметь цели совпадающее с целями большинства народа, и в этом случае мобилизационное насилие оправдано. Этот случай советского государства. Второе: насилие буржуазной демократии также имеет место но метод другой — через оболванивание «простолюдинов», то есть методом «манипуляции сознанием», (называемое также «мягкой силой») о чем и говорил Греф. Но в этом случае цели элиты состоят в собственном обогащении и ничуть не совпадают с целями народа.

Вот такой наш герой, пример для подражания и обожания при формировании «национальной идеи – сладкого патриотизма». Правда патриотизм может быть еще «квасным». По современным официальным понятиям он тоже «никуда не годный». По определению из Википедии этот патриотизм хвалит всё государственное устройство и страну целиком не обращая внимание на её несуразности и недостатки. Я люблю Россию, её леса (которые сейчас нещадно вырубают и продают), поля (земля под которыми часто принадлежит иностранцам), мне нравится российский народ (большинство которого так и живут с традиционными ценностями), но мне не нравятся современные либеральные герои типа Германа Грефа и не нравится их отношение к «простолюдинам». Так значит у меня патриотизм не квасной, и во всяком случае не «сладкий». Может это и есть настоящий патриотизм?

Раткин С.А.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 − 3 =