Знать-то я знаю, но не понимаю

Человек накапливает обыденную информацию в виде обрывочных знаний, часто противоречащих друг другу и не связанных с более общими научными концепциями. Они отвечают на вопрос, «что это такое», но не отвечают на вопросы «почему это» и «зачем это», какова конечная рациональная цель явления или предмета изучения. На эти вопросы отвечает понимание объекта познания.

Совсем недавно в Красноярском крае на золотом руднике прорвало дамбу. 44 человека пострадало, 15 человек погибло. Это то, что стало известно. Но как это совместимо со статьей нашей Конституции, в которой сказано, что наивысшей ценностью является не золото, а человеческая жизнь. По данным созданной по ЧП комиссии дамбу размыло из-за сильных осадков. Но все погодные факторы должны быть учитываемы при проектировании сооружений. В государстве должны быть профессиональные и ответственные технические кадры. Где они? Не понятно.

Говорят, что СССР развалился сам собой, поскольку был неустойчивой социальной системой. По крайней мере, в девяностые годы об этом трубили оппозиционные СМИ, а сейчас это рассказывается во всех учебниках. Но для любопытных всегда остаются вопросы. Непонятно, как же государство развалилось само собой, если оно занимало одно из первых мест по производству, науке и культуре? Может быть ему помогли развалиться. Ведь были же люди заинтересованные в развале. Начиная с воротил буржуазного западного мира, кому успехи советского государства были как «бельмо на глазу» и кончая нашими теневиками и переродившимися партократами, у кого были наворованные деньги, но они не находили им применения (поэтому чувствовали себя ущербными).

Великолепное это слово — «свобода». Все его знают, но вот понимают ли, что кроется за ним? Спроси любого на улице от школьника до пенсионера о его значении. Они посмотрят на тебя с удивлением. Ведь это известно всем. Свобода – это когда делаешь то, что захочешь. Захочешь купить колбасы – идешь в магазин и покупаешь колбасу. Очереди никакой, товара много. Колбаса достанется и тебе и твоему соседу. Все довольны. При социализме колбаса была в дефиците, товара мало, а очередей много. Поэтому мы и выбрали капитализм. Всё понятно. Правда при социализме колбаса была из мяса, молоко натуральное и без пальмового масла, и сыр настоящий, а не сырные изделия, да и конфеты шоколадные, а не с запахом шоколада. При походе за покупками не приходилось брать очки и сильные увеличительные стекла для того, чтобы разобрать мелкий шрифт. Ну и цены не были запредельные по отношению к зарплате. В современной России не совсем понятна цель громадных магазинов с бытовой техникой и одеждой. Скучающие продавцы тусуются с молодыми кассиршами и ловят затерявшихся в скоплениях импортных товаров одиноких покупателей. Товаров «уйма» — бери не хочу. Покупателей нет. Для среднего россиянина это дорого, а вип россиянин летает на шопинги на самолете, причем часто на средства бюджета страны.

Известно, что автомашина служит для того, чтобы ездить. Это быстрее, чем пешком. Непонятно, зачем машины сейчас. Пешеходы и велосипеды легко обгоняют скопившийся в заторах личный транспорт, для автобусов и троллейбусов имеются выделенные полосы, не говоря уже о метро. И совсем глупая затея ехать на машине в дальние путешествия. Это «влетит в копеечку». Мы знаем, что когда нефть дорожает в цене, то рубль падает и бензин дорожает, но когда нефть дешевеет, то рубль также падает, а бензин опять дорожает. Но почему это происходит, мы не понимаем, это остается для нас загадкой. Наш президент объясняет нам, непонятливым, что для нас это даже хорошо (также как и повышение пенсионного возраста), потому что, если рубль падает по отношению к доллару, то наши нефтяники, продавая нефть за рубеж, получают больше рублей. Но ведь это хорошо только для них. Простой же человек получает зарплату в рублях и тратит ее в магазине на продукты, которые закупаются за границей в долларах и растут в цене с падением рубля. Парадокс!

Все знают, что хорошее дело – смотреть телевизор. Наслаждайся, повышай свой кругозор и культуру. Приобщайся к человеческим ценностям. Только непонятно, почему все фильмы и мыльные оперы построены на один и тот же манер. Герой – «мордоворот» и красавица, которую похищают или угрожают «тёмные силы». Топ шоу и ток шоу либо про секс, либо про Украину. Но самое главное – это реклама. Впечатление такое, будто телевидение сделано как раз того, чтобы передавать рекламу. Реклама включается без предупреждения, так что бывает непонятно что по сюжету фильма дарит герой своей возлюбленной – то ли цветы, то ли гутталакс. Реклама включается с повышением уровня звука, чтобы те, кто успел отбежать от телевизора на приличное расстояние, все равно услышали новость о замечательной зубной щетке. Поневоле вспомнишь о старой, незаслуженно забытой, доброй библиотеке.

Все знают, что наша жизнь меняется к лучшему. Потому что об этом говорят наши всеведущие СМИ. Идешь по городу и замечаешь новые еще недостроенные комплексы. А на тех, которые уже построены громадные объявления о продаже квартир. Только непонятно, почему жильё надо обязательно покупать, не у всех же есть огромные деньги. А влезать в ипотеку под огромный процент не всякий решится – это кабала и риск на всю оставшуюся жизнь. В советское время тоже много строили, гораздо больше чем сейчас. Квартиры предприятия давали бесплатно, со смешной арендной платой и мизерной квартплатой. Чем же было плохо, что надо было менять хорошую жизнь на худшую? Непонятно.

Одним из аргументов «архитекторов перестройки» является якобы отсутствие демократии в СССР. Почему же сейчас за протестные действия народная полиция, которая обязана бороться с преступниками, ворами и хулиганами, в том числе и коррупционерами, одетая в скафандры с защитой от брошенных пластмассовых стаканчиков хватает протестующих, обвиняет их в терроризме и бросает их в тюрьму? Почему притесняются граждански активные люди, выявляющие коррупционеров. Степень гонения на них вполне сравнима с вынужденной репрессией советского государства против либеральных оппозиционеров и троцкистов, которую можно рассматривать как продолжение гражданской войны, развязанной эсерами и ведущейся против советской власти. Сейчас по всей России ведутся антиконстутиционные погромы штабов Навального, за участие в митингах, одиночных пикетах, и тексты в социальных сетях. За это их бросают в тюрьму на три- четыре года и облагают огромными штрафами. Дело дошло до таких нелепых обвинений, как необходимость компенсировать ущерб ресторану «Армения», который, якобы он претерпел из-за того, что находился в зоне действия протестной акции. Для подсчета этого ущерба администрация ресторана помножила среднее количество посетителей на четыре с половиной килограмма мяса, якобы съедаемое одним клиентом в виде шашлыка (!). И суд утвердил всю эту нелепицу. А тем временем, настоящие воры, известные и одобренные нашей элитой спокойно улетают на проживание заграницу с награбленными миллиардами, и никто им не препятствует, и их не ищут. Это печально и непонятно.

Все знают, что у нас в стране есть элита. Она состоит из олигархов, депутатов, администрации президента, правительства и прочих. Доходы некоторых превышают среднюю заработную плату в сотни раз. Для сравнения вспомним, что Брежнев имел зарплату в 800 рублей при средней заработной плате в стране — 200 рублей. Когда умер Сталин, у него обнаружили всего две пары хромовых сапог, военный френч и 200 рублей на сберкнижке. Естественен вопрос, почему такая большая разница в доходах. Пенсии и зарплаты в Москве и на периферии за одну и ту же работу и степень квалификации сильно различаются. Собянин говорил о средней зарплате учителей в Москве в 120 тысяч рублей, а в Кисловодске учителя начальных классов получают только 16 тысяч. Цены, штрафы, и налоги в Москве и на периферии практически одни и те же. Чтобы объяснить это различие, странное в рамках одного государства, апологеты либеральной России прибегают к различной интерпретации. Во-первых, они говорят что россияне мало получают из-за того, что у них малая производительность труда. Странный и непонятный

ответ. Странный, потому что существует множество людей, к которым понятие «производительность труда» неприменимо. Например, медсестра, врач, учитель, ученый. С другой стороны, если всех мерить по производительности труда, то получается, что у нашего правительства и администрации президента, а заодно и у депутатов она очень близка к нулю, несмотря на их огромные зарплаты. Ведь все их планы и обещания по заботе о народе не сбываются, а значит, они руководят плохо. Высшая ценность государства – это благосостояние народа, а народ не живет, а выживает, более того, он вымирает. Другое их объяснение – всей элите нужно платить очень большие деньги из-за того, что с малыми зарплатами эти высокие профессионалы могут быстро сбежать за рубеж, где, якобы, их примут «с распростертыми объятиями». Это также непонятно, поскольку профессионализм нужно доказывать здесь, в России, а это получается у них из рук вон плохо. Так что весьма маловероятно, что их там ждут. И совсем непонятен факт, что их жены становятся высокопрофессиональными, как только они выходят замуж, матери, дочери и сыновья – как только сам чиновник устраивается на теплом месте. Друзья и знакомые становятся сверхбогатыми (и высокопрофессиональными?) только потому, что у них с чиновником хорошие личные отношения. Мы знаем, например, что несколько охранников президента стали губернаторами. Интересен с этой точки зрения факт, что большое число знаменитых спортсменов, артистов и космонавтов стали депутатами Государственной думы и получают большие зарплаты и все положенные льготы. Неужели их бывшая профессия так связана с высококлассной спецификой депутатской деятельности? Какой же ответ? Странно это все, странно и непонятно.

Мы знаем, что на прошлых выборах кандидаты от самой любимой народом партии прошли тайно, зарегистрировавшись как независимые. Странно и непонятно. Самые любимые — и вдруг тайно. После выборов секретарь генерального совета этой партии Андрей Турчак произнес знаменитую фразу: «И на этих выборах мы всех жахнули!». Что такое «жахнули» — непонятно. В словаре Даля такого термина нет. Порывшись в Вебстерском словаре, я обнаружил, что это воровской жаргон, и он означает «обмануть, надуть». Так может прав Навальный, давая определение самой любимой народом партии?

Мы все это знаем, но не можем все это понять, то есть объяснить рационально. Тем не менее, ответ лежит на поверхности. В сегодняшней России главная ценность это прибыль, деньги. А человек на одном из последних. Пора это менять.

С.А. Раткин

Комментарии к записи “Знать-то я знаю, но не понимаю

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 4 =