МОЯ ВСТРЕЧА С COVID-19

Коронованный  вирус закрывал аэропорты, города, страны, отнимал жизни у тысяч людей, но находились скептики, которые продолжали не верить в его существование,

Моя  встреча с  COVID-19 не могла не состояться. С каким-то фатальным упрямством я посещал  массовые мероприятия, игнорируя наставления специалистов. При встрече со старыми  друзьями не отворачивался от их  распростертых объятий. Здоровался не кулаком  в кулак, а обычным мужским  рукопожатием. Зато в общественный  транспорт входил  важно,  с  повязкой на лице,  старался соблюдать дистанцию, хотя  отлично  понимал, что эти меры не гарантируют надежной защиты. При этом, как и большинство наших сограждан, привыкших отдаваться  на волю случая,  лелеял надежду, что, возможно,  уже  переболел в легкой форме смертельно опасным вирусом, приняв его за обычную простуду. Святая простота! Это в 67-то  лет, не привившись, надеяться, что твой измученный жизненными перипетиями иммунитет окажет достойное  сопротивление грозному вирусу,  отправившему на тот свет миллионы жителей планеты, не позволит ему пустить глубокие корни в твои прокуренные не в столь отдаленном прошлом  легкие?! 

Чтобы разом рассеять  сомнения, я  намеревался  протестироваться на наличие антител, но слишком долго собирался. Что касается вакцинации, то она в мои планы как бы и не входила. Между тем почти каждый день я узнавал, что кто-то из знакомых заболел. Случалось, болели целыми семьями. Увы,  выздоравливали не все. Мне приходилось бывать  на похоронах умерших от ковида, кого  не удалось спасти врачам. Слезы и обмороки во время погребения, заупокойные речи на поминках моментами казались мне кошмаром  затянувшегося сна.

Да разве  возможно такое  в 21 веке?!   

В последнее  время много пишут и говорят о новых штаммах коронавируса. Сколько их уже появилось в результате мутации!  «Альфа», «омега», «гамма», «дельта», «омикрон». И почти каждый новый штамм заразнее предыдущего.

Например, «омикрон» распространяется быстрее «дельты», но «дельта» переносится  тяжелее, а это один из самых распространенных штаммов на территории России.

В  США, где смертность от  COVID-19  достигла  825  тысяч, из-за штамма «дельта»  доля  госпитализированных  с диагнозом ковид  в возрасте от 18 до 49 лет превысила количество тех, кому 65 и больше.

Но по последним данным именно «омикрон» побивает рекорды заражаемости и распространения.

Незваный гость          

В  середине  октября  я  проснулся позже обычного, вставать не  хотелось, слегка  знобило,  побаливала голова, насморка не было, но  ведь он и не всегда сразу появляется. Первым  желанием было  потеплей  укутаться в одеяло и хорошенько отоспаться. Но уснуть не удалось.  С этого утра ощущение странного недомогания не покидало меня. Однако я и подумать не мог, что  попался на крючок незримому врагу человечества. Видимо, простыл, полагал я. Собственно, так и бывает:  вирус  уже  хозяйничает в организме человека, а он не ощущает  его присутствие. 

Спустя два-три дня,  под вечер,  подскочила температура до 38,5 градусов, которую я легко сбил  тем же парацетамолом. 

Взмыленный, обливаясь потом, я  проснулся  среди  ночи, почувствовав некоторое облегчение. Ну, всё, думаю, отпустило. Однако  утром  понял, что  дела мои плохи. И возможно, никакая эта к черту не простуда, и даже  не грипп, а  его величество  COVID-19 , коронованный вирус. 

Но сомнения еще оставались

На связи с поликлиникой

Утром, в понедельник, пришлось вызвать врача. Дозвониться в регистратуру  поликлиники №1, к которой я прикреплен,  с первого раза не удалось. В тот период  вирус совсем разбушевался. Говорили, появился тот самый, новый индийский штамм — «дельта», разновидность коронавируса. Лавина звонков  не позволяла без задержки принимать заявки. Участковые врачи с трудом успевали объезжать  больных. Две «ковидные бригады» скорой помощи  «очумело»  мотались  по городу, стараясь везде поспеть. 

В конце концов,  после нескольких попыток, удалось дозвониться и подать заявку. К моему удивлению, участковый врач  явился  без задержки. Молодая, приветливая, обходительная — доктор Джамиля Хусеевна  Дудова. Прослушав мои легкие, расспросив о симптомах, она вдруг довольно строго предложила мне вызвать «скорую» и  отправляться  в инфекционную больницу. 

– Но там нет мест, — стал отбиваться я. 

– Это не ваша проблема, найдут место

– Нет-нет, я буду лечиться дома. 

– У вас влажные хрипы в легких!

– Давайте все-таки дождемся результатов ПЦР-теста на коронавирус… 

Почти неделю лечился дома.  Если кто не в курсе, на первой стадии лечатся   назначенными врачом  антибактериальными инъекциями, иммуноукрепляющими   и кровь разжижающими препаратами.  Справедливости ради отмечу, что на следующий  день, после визита врача,  мне привезли бесплатно из поликлиники два препарата. Один  — малоизвестный, разработанный специально для борьбы с ковидом,  довольно дорогой.  Второй — широко применяемый эликвис, кровь разжижающий антикоагулянт. Без него или  его аналогов никак нельзя обойтись. При заражении коронавирусом возникает угроза   свертывания крови, образования тромбов,  что может привести  к летальному исходу. 

В четверг  раздался звонок из Центра гигиены и эпидемиологии.

– У вас подтвержденный ковид, — прозвучал довольно бодро женский голос.

– Ошибки не может быть? – спросил  я,  еще надеясь на чудо

– Стопроцентный коронавирус… 

   Честно говоря, я не сильно испугался, потому что мне казалось, что болезнь отступает, Но к концу недели домашнего лечения состояние мое настолько ухудшилось, что я  стал задыхаться, и в доме началась паника. Родные, близкие, друзья,  требовали, чтобы я немедленно госпитализировался.

Вирус атакует

Жутко вспоминать  состояние, когда  вирус начинает поражать легкие. Дыхание становится прерывистым, кислорода не хватает. Голова раскалывается, конечности выкручивает,  сильно болят  мышцы,  от  сухого судорожного кашля разрывает грудь, искры сыплются из глаз, точно  кто-то нещадно  трясет вас, не давая опомниться. Сознание медленно затягивается  в пучину жуткой безысходности. Как будто коварный  вирус,  наслаждаясь страданиями человека,  стремится превратить его безвольное угнетенное существо. Вы уже не принадлежите себе. Организм по инерции еще сопротивляется, судорожно вздрагивает от икоты,  отплевывается какой-то непонятной  жидкостью, которая подбирается к горлу, и  вы боитесь  захлебнуться ею.

Многие, кто перенес ковид в тяжелой форме, не верили, что вылечатся. В этой ситуации очень важно  чтобы мозг продолжал работать, чтобы  позитивным настроем больной  помогал организму бороться за жизнь,  надеялся на выздоровление, не позволил страху завладеть своим сознанием.

Лечение дома людей с хроническими заболеваниями  — крайне опасно.  За больным необходим постоянный контроль. Большому риску подвергаются также  инфицированные, у которых сатурация падает ниже  92 процентов. В этом случае  срочно необходима поддержка медицинским кислородом, иначе – смерть от гипоксии. И уж совсем не стоит рисковать, если у вас  и то и другое. Так что  квалифицированную многопрофильную медицинскую помощь вам могут оказать только в больнице 

Для справки: «Сатурация — измерение насыщенности крови кислородом с помощью пульсоксиметра».

Кисловодская городская специализированная инфекционная больница ( ГБУЗ СК «КГСИБ»)    

Ложиться в инфекционную больницу  всегдастрашновато. Во-первых, надо быть уверенным, что у вас  именно ковид. Если диагноз ошибочный, то  не исключена  вероятность, что  вы  его  подхватите от соседа по палате. Некоторые полагают, что заразиться можно и другими инфекционными заболеваниями. На самом деле это  не так. Больные  с однородными заразными заболеваниям изолированы отдельно  в боксах и  их встреча между собой  исключена. А  в  Кисловодской инфекционной больнице — тем более, поскольку там для  лечения инфицированных ковидом выделено два корпуса,  в которых строго соблюдается противоэпидемический режим, предусмотренный для инфекций с аэрозольным механизмом передачи вируса.

Во-вторых, некоторые, причем  совершенно напрасно, считают, что «в инфекционке  ужасные бытовые условия, что  со стороны медперсонала, хозяйственной службы не  будет  должного внимания, что  возникнет проблема с лекарствами». 

На деле же  все оказалось наоборот. 

Фельдшер «ковидной бригады» скорой  помощи оставалась со мной до тех пор,  пока меня не приняли. Кстати, следует отметить, что эту функцию ребята кисловодской  неотложки выполняют на совесть и заслуживают  похвалы. 

Из-за полного отсутствия  койко-мест меня намеревались временно пристроить в приемнике 3-го  корпуса, предназначенного для  лечения  от  коронавируса. Но мне повезло:  пока мы ехали  в больницу, освободилось одно место. Вообще в инфекционной больнице, впрочем, как и  во многих  других лечебных учреждениях, отсутствие мест носит кратковременный и  переменчивый характер. Каждый день  кого-то выписывают,  кого-то отправляют  долечиваться в центральную городскую больницу. 

Не скрою, войдя в палату (бокс), я  был  крайне удивлен, насколько вообще может удивляться человек  в лихорадочном состоянии. 

Просторная двухместная палата, в  которой меня  изолировали от общества,  не сильно отличалась от стандартного  гостиничного номера.  Особенно впечатлил  санузел с ванной, раковиной и унитазом. 

В  боксе  есть все  необходимое, чтобы больному было удобно.  

Широкие с  регулировкой подголовника кровати,  свежая чистая постель; на расстоянии протянутой руки аппараты для  подачи медицинского кислорода с регуляторами давления и назальными канюлями (масками); тревожная кнопка для экстренного вызова медсестры;  розетка  для подзарядки телефона; над изголовьем  кровати  — ночной светильник. 

Ежедневно после врачебного обхода  в боксах проводятся  влажная  уборка и дезинфекция.  Для обеззараживания воздуха и поверхностей помещений применяется  ультрафиолетовое бактерицидное излучение. Персонал весь без исключения носит средства индивидуальной защиты – халаты, маски, перчатки. 

Пища выдается через окошко в тамбуре. 

Целую неделю я ничего не ел, не было аппетита, да и не смог бы.  Все, что мне передавали родные,  оставалось не тронутым. Дёсны распухли и саднили, в груди разливался жар.  А  когда вернулся аппетит, первым  блюдом, которым я насладился, стала  та самая  больничная манная каша. Какой же вкусной она мне тогда показалась. 

Но главное, что меня порадовало, это отношение  к больным.  Находясь на переднем крае борьбы с опасным вирусом, все они  – врачи, медсестры, санитарки, работники хозслужбы  — приветливы,   доброжелательны, вежливы  и   что особенно бросается в глаза — дорожат репутацией своей  больницы. Все они засуживают уважения и благодарности. Многие из них  переболели ковидом. За  время моего лечения, ни в их словах, ни в их поведении, я  не заметил даже легкого раздражения.  Это, в первую очередь, касается медсестер.

Представьте, медсестра за  смену делает более 150-ти   инъекций,  переходя  из одной палаты в другую, встречается с разными людьми. Большинство больных  ждут их   как добрых друзей. Но попадаются и такие, кто   под воздействием  коронавируса  становится   капризным, раздражительным и  даже агрессивным. 

Но медсестра  продолжает улыбаться,  подбадривает больного и  безупречно выполняет  свою работу. Назовем имена  этих героинь:  Линченко Анна (старшая медсестра), Хилиева Элина, Каитова Фатима, Барзиева Аза, Саванина Галина (медсестры)  и  настоящий герой и глубоко верующий молодой человек  Самойленко Виталий (медбрат). 

Первые два дня  нас с соседом по палате посещал  врач-инфекционист Айвар Эльканов, которого я вспоминаю с благодарностью. С улыбкой он  доставал фонендоскоп, прослушивал легкие, сердце, измерял  давление,  сатурацию.  Консультировал по всем вопросам, давал  необходимые советы, поддерживал морально. 

Хотелось бы также отметить врача-инфекциониста высшей категории Руслана Джукаева, заслужившего уважение  и симпатии большого количества своих пациентов, которых спасал от ковида. 

Наш лечащий врач  Наталья Николаевна Кардашевич при первой же встрече  вселила в меня надежду на выздоровление. На ее счету сотни спасенных жизней.    Всегда внимательная, сосредоточенная, она терпеливо выслушивала нас,  расспрашивала о самочувствии,  тут же делала необходимые  назначения. Подробно информировала, как проходит лечение, что показывают анализы. А ведь таких пациентов у нее  больше полсотни.

Физические и душевные страдания

Соседу по  палате,  такому же страдальцу, как и я,  причем моему ровеснику, пришлось три ночи кряду терпеть мои стоны и  судорожные вздрагивания, связанные с непрекращающейся икотой, о которой я уже писал. Фармацевт по образованию, он советовал мне принимать различные препараты,  которые обычно избавляют от этой дотошной напасти. Я пробовал,  но ничего не помогало. Я почти не спал эти дни, так доставала меня  опостылевшая трясучка. Если и удавалось уснуть, то  ненадолго, да и короткие сны мои больше походили на галлюцинации. 

Я тогда думал, что эта вредная, изматывающая душу  икота – индивидуальная реакция моего организма на ковид.  Однако, как позже  выяснилось, появление  у зараженных судорожной мучительной трех, —  а то и четырехдневной икоты в последнее время наблюдается в разных уголках планеты. Специалисты утверждают, что по одному этому показателю  можно смело судить, что   пациент заражен коронавирусом.

Наконец прошла моя икота, но начались проблемы у соседа.  «Саднит в груди, — жаловался он, — как будто рана какая-то там образовалась!». Теперь — он  не мог уснуть, вздыхал и ворочался по ночам. Медперсоналу пришлось  приложить немало усилий, чтобы избавить его от этой напасти. Ставили капельницу, заносили в палату то одну аппаратуру, то другую,  кололи дополнительными препаратами. Наконец облегчение наступило.

Параллельно моей кровати, над  батареей, простиралось  огромное окно, словно напоминающее,  что жизнь продолжается. Через него заглядывало в палату щедрое кисловодское солнце, залетал легкий освежающий ветерок. Ворочаясь в постели, я все время искал удобное положение. Оказывается,  при ковиде рекомендуется лежать на животе, в так называемой прон-позиции, которая позволяет  увеличить объем вентилируемых легких. Но я  не мог долго находиться в этом положении. Удобная же для меня позиция — лежа  на  спине, наоборот,  снижает поступление кислорода в легкие.  Об этом мне первым  рассказал главный врач  нашей центральной городской больницы, депутат городской думы  Сергей Георгиевич Егоров.  Поэтому большую часть времени  я проводил  лежа на боку —  лицом к окну и   вспоминал прожитые годы…

Беда  не приходит одна

Через неделю случилось ожидаемое: госпитализировали мою жену, причем в тот же третий корпус.  Если бы  фельдшер Марат Булатов по дороге в больницу не надел на нее кислородную маску и не попросил водителя включить на полную мощность печку, то еще неизвестно, в каком бы состоянии ее довезли. По словам жены, он отнесся  к ней — как к своей матери.  

Между тем состояние её оценивалось как крайне тяжелое. Первые дни она не могла подняться с постели. Неделю не  принимала пищу. В процессе лечения у нее  повышался уровень  сахара в крови, это при том, что она страдает бронхиальной астмой.  Кстати, появление признаков диабета при коронавирусе стало довольно распространенным явлениемВажно не упустить момент снижения инсулина до критических показателей,  иначе  больной  может скончаться. Врач  Наталья Николаевна вовремя  обратила на это внимание и  сделала необходимые назначения.  

Почувствовав себя лучше, я  просил Наталью Николаевну  выписать меня пораньше, хотелось поскорее уступить место тем, кто в данный момент больше меня нуждается в стационарном лечении. 

Что ни говори, а  лечение от  ковида  в  инфекционном стационаре эффективнее домашнего, и  не только  лечебными, но  и широкими   диагностическими возможностями.  С  помощью передвижной рентгенологической установки  прямо в палате мне провели рентгенографию, неоднократно снимали  кардиограмму, брали  мазки  на ПЦР-тест   и  кровь   для  исследования  в своей, прибольничной,  клинико-биохимической лаборатории.    При  этом — круглые  сутки я имел возможность дышать медицинским кислородом. 

Хочу также подчеркнуть, что  в  больнице имеются в достаточном количестве все  рекомендованные Министерством здравоохранения РФ  препараты.

Я уже третью неделю восстанавливался дома после ковида, когда выписали супругу. Благодаря правильному интенсивному лечению ее  сравнительно быстро поставили на ноги, но из-за проблем с  повышением сахара в крови ей  срочно потребовался профильный специалист.  Руководство  поликлиники №1 помогло   решить этот вопрос. Врач-эндокринолог  Захаров  Георгий Владимирович, находившийся в то время на больничном,  согласился проконсультировать её  и  назначить лечение. 

Как говорится, без комментариев.

Подводя итоги, можно  с полной ответственностью утверждать, что  работа по борьбе с  ковидной пандемией ведется в Кисловодске  эффективно.  В том числе и благодаря  взаимодействию между руководителями лечебных  учреждений по вопросам принятия совместных решений, необходимых согласований, взаимопомощи.  К примеру, случается, что диагноз еще не подтвержден, а больному требуется  срочная госпитализация. Возникает вопрос: в какую больницу его везти  — в   центральную или инфекционную? 

Найдутся, конечно, строгие критики, которые могу возразить мне, что  не все так хорошо. Но в своей оценке я  учитываю лечебно-диагностические, материально-технические, кадровые возможности наших медучреждений, а также массовый характер пандемии. 

Необходимо также знать, что  в   Кисловодской инфекционной больнице за  период пандемии вылечились от ковидной инфекции  более трех с половиной тысяч человек. Среди них были и наши гости из разных городов страны, приехавшие  к нам  отдыхать уже  инфицированные. Думаю, что и они добрым словом вспоминают коллектив кисловодской инфекционной больницы, который вместе с  бригадами станции скорой  помощи,  находится на переднем краю борьбы с ковидной пандемией.

А возглавляет   ГБУЗ СК «КГСИБ» вот уже  25 лет  Оболенская Ольга Рафаэльевна,  обладатель  высшей квалификационной категории по специальностям: « Организация здравоохранения и общественное здоровье». 

«Инфекционные болезни», «Ультразвуковая диагностика». 

Спасибо вам, Ольга Рафаэльевна, спасибо  всему вашему замечательному  коллективу и  дальнейших  вам успехов в новом году!

Владимир Григорян


Царица добрых дел – Татьяна Арсентьевна Чумакова

Автор статьи считает своим долгом поблагодарить за материальную помощь и моральную поддержку Генерального  директора клинического санатория «Пятигорский нарзан»,   Почетного  гражданина России, Почетного  гражданина и  Героя труда СК, Председателя  краевого женсовета, зампреда Думы г. Пятигорска Татьяну Арсентьевну Чумакову.  

Татьяна Арсентьевна уже много лет ведет в крае огромную разноплановую общественную работу, одна из ипостасей которой —  благотворительность. Помогает больницам, школам, инвалидам,  спортсменам,  одаренным детям и многим другим.  Недавно ГТРК «Ставрополье»  показала сюжет о поддержке  санаторием «Пятигорский нарзан»  городского форума «Будущее за нами», на котором доктора здравницы оценивали работы  юных дарований, увлеченных созданием передовых медицинских технологий, а также  вручали победителям ценные подарки.  А  в прошедшую  пятницу, 17 декабря,  ессентучанин, участвовавший  в игре «Поле чудес», вручил Леониду Якубовичу  две путевки от  Татьяны Арсентьевны… 

Татьяна Чумакова и ее замечательный коллектив одними из первых в регионе прошли процедуру вакцинации и призывают жителей края последовать своему примеру. 

На базе «Пятигорского нарзана» реализуется запущенная Управлением  образования администрации г. Пятигорска программа бесплатной постковидной реабилитации для учителей, воспитателей и работников дополнительного образования. 

 Заслуги Татьяны Арсентьевны отмечены огромным количеством  наград — общественных, ведомственных, церковных, государственных. Среди них —  благодарственные письма, почетные грамоты, медали, ордена. В том числе —  от  Патриарха Московского  и всея Руси Кирилла, от  Президента РФ Владимира Путина, от  Губернатора СК Владимира Владимирова  и многих  других. 

Уважаемая Татьяна Арсентьевна! С чувством глубокой благодарности  желаю  вам  и  коллективу вашего замечательного санатория, одного  из лучших в стране, —   ЗДОРОВЬЯ, БЛАГОПОЛУЧИЯ, ПРОЦВЕТАНИЯ! 

ДО ВСТРЕЧИ В НОВОМ  ГОДУ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 5 =